ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КОМИССИЯ ИВАНОВСКОЙ ОБЛАСТИ  

Виктор Смирнов : «Избирательная система не может превращаться в систему крепостную».

«Рабочий край» № 202 от 30.10.2008

selected

В этом году современной избирательной системе России исполнилось 15 лет. Мы не могли не пригласить в гостиную «Рабочего края» председателя Избирательной комиссии Ивановской области Виктора Смирнова, чтобы не спеша осмыслить изменения и сегодняшнее состояние этой демократической процедуры.
 
- Виктор Владимирович, избирательная система в России постоянно меняется. Придем ли когда-нибудь к совершенству?
- Предела совершенству нет. Избирательная система должна отвечать потребностям общества. С учетом изменений общества, политической системы меняется и система избирательная. И наоборот:  когда в обществе складываются стабильные демократические механизмы, традиции формирования власти, тогда появляется стабильная избирательная система.
Демократические преобразования в России ведут отсчет с 1993 года, с появления действующей Конституции. То есть демократия в России - по историческим меркам – молода. Молода и избирательная система, а значит - изменения будут происходить. Впрочем, «остов» избирательной системы, который заложен Конституцией, не меняется, принципы по которым проводятся выборы в Российской Федерации, остаются теми же, не меняется и организационная структура избирательной системы. Так что говорить о каком-то кардинальном обновлении не приходится. Если брать точкой отсчета первую редакцию закона об основных гарантиях избирательных прав (1995 год), то существенно поменялись только нормы, связанные с участием в выборах политических партий. Но это было объективной потребностью, связанной с развитием гражданского общества.
Хотя, еще раз повторю, нет предела совершенству.
- Система меняется, но есть ли традиции?
- Конечно, традиции есть. В моем представлении, носителями традиции являются те, кто работает в избирательной системе. В Ивановской области это более 4 тысяч человек, в основном – работники участковых избирательных комиссий. Порядка 60 процентов из них организуют голосование уже более 10 лет. В результате избирательные компании любого уровня – федерального, регионального или местного – у нас проходят без каких-то эксцессов. С удовлетворением отмечаю, что по итогам кампании 2008 года, когда была крайне непростая ситуация – голосование на выборах президента было совмещено с голосованием на досрочных  выборах депутатов областной думы, в судах или Центральной избирательной комиссии не получили из Ивановской области ни одной жалобы. Политические партии не высказали каких-либо существенных замечаний по организации голосования – это наша традиция.
- Не кажется ли вам, что идущие сейчас процессы направлены на свертывание демократии? Назначаются губернаторы, планируется назначать глав администраций…
- Поскольку я – правовед, и кандидатскую диссертацию защищал по теории права, то в моем представлении демократия есть тогда, когда властные решения соответствуют чаяниям и интересам большинства населения. То есть демократия - это не совокупность каких-то процедур, которые обязательно должны присутствовать для того, чтобы мы говорили, что у нас есть демократия. И уж тем более нельзя  судить о степени развитости демократии по количеству выборов, проводимых в стране. Почему? Когда мы говорим о демократии, то всегда пытаемся найти некий эталон этой демократии. Например, самая старая демократия в Европе, это демократия британская. Но если сравнить британскую и французскую демократии, а рядом поставите американскую, то это будут кардинально разные демократии: разные избирательные процедуры, разный порядок принятия законов. Тем не менее, ни у кого не возникает сомнения, что и во Франции демократия, и в Великобритании - демократия, и в США. На мой взгляд, Россия строит такую демократию, которая, во-первых, отвечает потребностям ее развития, во-вторых, – соответствует ее историческим традициям, и, в-третьих, – основана на реальном состоянии российского общества.
- То есть предыдущая система выборов была несостоятельной?
- Говорить о состоятельности-несостоятельности избирательной системы, на мой взгляд, можно только по одному показателю: в результате выборов к власти приходили те, за кого голосовало большинство или нет. Та система обеспечивала подсчет голосов и избрание тех, за кого голосовало большинство. Все остальное лежит вне рамок избирательной системы. Это механизмы социального управления. Избирательная система обеспечивает только часть демократических механизмов: от назначения выборов, до установления итогов голосования. Никто не предъявит претензий, что Александр Васильевич Грошев был незаконным мэром города Иванова.
- Насколько реально это большинство? На участки приходит меньше половины избирателей, так что большинство это от меньшей половины…
- Давайте рассуждать так: на сегодняшний день законодатель снял ограничительный барьер по явке избирателей. Но ни на одних выборах в Ивановской области явки ниже 20 процентов не было. Это пятая часть избирателей.
Во-вторых, на мой взгляд, избирательная система должна предоставлять гражданам возможность выразить свое отношение к кандидатам. Но Конституция закрепляет ДОБРОВОЛЬНОЕ участие в выборах: граждане сами определяют: идти или не идти на избирательные участки. Избирательная система не может превращаться в систему крепостную.
- Почему же тогда исполнительная власть обращает такое внимание на явку?
- Дело в том, что конституционное предназначение выборов не только в том, чтобы избрать руководителей и депутатов, но еще и в том, чтобы обеспечить легитимность власти. Естественно, власть заинтересована в том, чтобы ей оказало доверие максимальное количество граждан. Формально президент может осуществлять свои полномочия, если на избирательные участки пришло 10 процентов граждан, но насколько легитимен будет такой президент? Для того, чтобы власть могла говорить от имени общества, она должна заручаться поддержкой большинства.
- Для этого она и снимает ограничения по явке?
- Ограничение не просто было снято. Это было сделано вкупе с другими изменениями избирательного законодательства, в том числе - по усилению преференций для политических партий. Им были созданы возможности для работы с избирателями. Законодатель  фактически перенес ответственность за явку на участников избирательного процесса – на политические партии. Я думаю, что этот механизм будет углубляться. Соответственно, политические партии, чтобы закрепить легитимность своей победы на выборах, заинтересованы в приходе избирателей на избирательные участки.
В Ивановской области до 2006 года, когда был отменен порог явки, проблем с этим не было. По причине неявки у нас не состоялись выборы только один раз в Юрьевецком районе. Это было на дополнительных выборах депутата местного Совета по одному из одномандатных избирательных округов.
- Как Вы оцениваете политическую культуру жителей нашего региона?
- Достаточно высоко. Перед парламентскими выборами 2007 года мы подготовили аналитическую записку по кампаниям, начиная с 1995 года. Во первых, за такой большой период – более 10 лет – ивановцы всегда голосовали достаточно организовано, провалов не было. Во-вторых, ивановцы никогда не были подвержены сиюминутному выбору в силу влияния на них информационных атак. Ивановцы голосовали взвешенно: электоральные предпочтения изменялись постепенно в соответствии с обстановкой, с реалиями, которые складывались в обществе. Не было такого, чтобы заезжий кандидат, который посыпал все деньгами и выпускал массу листовок, побеждал на выборах. Это свидетельствует об устойчивости электоральных предпочтений, во-первых, а во-вторых, о политической грамотности.
- А Михаил Викторович Бабич, который шел на выборы от Кинешмы, не будучи с ней связан?
- Михаил Викторович был партийным кандидатом, это была кампания, выстроенная под представителей двух политических партий. Так что говорить, что там был какой-то заезжий казачок, денежный мешок не приходится. Да это была острая борьба, в которой участвовали правоохранительные органы, поскольку ощутимое влияние на результаты выборов в округе оказало решение Верховного суда. Но говорить о том, что это был бессознательный выбор наших жителей нельзя. Выбор был осознанный, а впоследствии он был подтвержден голосованием на других выборах.
- В следующем составе регионального парламента одномандатникам места не будет – только партийные списки. В муниципалитетах будет смешанная система…
- Я разъясню, во-первых, областной законодатель однозначно принимает решение только по законодательному органу государственной власти. Поэтому выборы депутатов областной думы шестого созыва пройдут исключительно по партийным спискам, будет избрано не 48, а 24 депутата.
Все, что касается муниципалитетов, это прерогатива самих органов местного самоуправления. Законодатель закрепил возможность реализации в муниципалитете одного из четырех вариантов избирательной системы.
- Рекомендует?
- Рекомендация – это уже из сферы политической, а не правовой. Есть, например, позиция регионального отделения партии «Единая Россия», членом президиума политсовета которой я являюсь. Но законодательно для муниципалитетов закреплена возможность выбирать один вариант из нескольких возможных.
Почему мы говорим о необходимости присутствия партий в представительных органах муниципальных образований - муниципальных районов и городских округов? (Хотя для районов есть рекомендации политсовета, чтобы там представительные органы формировались не на выборах, а на основе представительства из депутатов и глав поселений.) Да, потому что политические партии сосредоточили все свое внимание на выборах в областной законодательный орган. Работу в местных отделениях они недооценивают. Учитывая, что стратегическим направлением развития политической системы избрано именно укрепление роли партий, а партия как полноценный механизм может жить только тогда, когда у нее есть низовые звенья, мы посчитали, что необходимо законодательно стимулировать развитие местных отделений политических партий. Нужно, чтобы «внизу» у нас тоже рождались лидеры.
- Избирком – орган исполнительный или политический?
- О статусе комиссии я могу говорить только как кандидат юридических наук и то, что написано в законе. Утверждать, что избирком вне политики, было бы глупо, потому что он находится в гуще политических процессов. Говорить о том, что есть исполнительные функции, тоже не приходится, потому что такими полномочиями в силу закона мы не обладаем. Поэтому можно сказать только то, что написано в законе: это государственный орган с  установленным кругом полномочий и особой компетенцией.
- Самое политическое решение избиркома за 15 лет?
- Самыми политическими были решения об установлении итогов выборов губернатора Ивановской области...  Я могу сказать, что за 15 лет судом было отменено только одно решение облизбиркома: об отказе в приеме документов от инициативной группы регионального отделения СПС о проведении референдума с вопросом: «Считаете ли вы необходимым, чтобы губернатор (высшее должностное лицо Ивановской области)  избирался на всеобщих выборах?» Есть закон Ивановской области, в котором прописана процедура выдвижения этой инициативы. Мы посчитали, что СПС не обеспечил соблюдение этой процедуры, областной суд посчитал, что областной закон неправомерно ограничил права политических партий, а федеральный закон не устанавливает таких ограничений. Надо отметить, что повторно СПС с такой инициативой не выступал.
Это о политических мотивах при принятии решений – если они в судебном порядке не обжалованы и не отменены, значит, - приняты в рамках действующего законодательства.
- А решение о роспуске областной думы?
- Решение было сугубо правовым, что подтверждено решением Верховного суда РФ. Если его прочитать, то все становится на свои места. Да, судебная коллегия прямо сказала: существует коллизия законодательных норм, федеральным законодательством не разрешенная. Но в условиях, которые реально сложились в Ивановской области, решение о назначении досрочных выборов, принятое Избирательной комиссией Ивановской области, является соответствующим законодательству.
Избирком, принимая решение, имел на руках письменные заявления депутатов областной думы. Они же ведь не дети, они понимали, что делают. Да, это был политический процесс, но роль избиркома заключалась в формальном исполнении требований законодательства. Мы приняли решение о назначении выборов только после того, как состоялось судебное решение.
- Есть ли объективные критерии оценки работы избирательных комиссий на федеральном уровне?
- Нет, как таковых критериев оценки нет. Формально мы Центризбиркому не подчиняемся: областная Избирательная комиссия является государственным органом субъекта Российской Федерации, а ЦИК России – федеральный государственный орган. Взаимосвязь, конечно, есть: примерно 30 процентов наших расходов оплачивается ЦИКом. Прежде всего, это расходы на содержание аппарата.
Но есть определенные показатели нашей деятельности, на основе которых ЦИК высказывает претензии в случае, если они ниже, или выражает благодарность, если выше среднероссийских. Ивановская область в отстающих никогда не была. Один из показателей это работа государственной автоматизированной системы «Выборы». Мы одни из первых в России перевели ее на цифровые каналы связи. Что это дало? Это позволило ЦИКу мониторить каждый компьютер, который стоит даже в Верхнем Ландехе. Ситуация, когда происходит несанкционированный вход в систему, была исключена. В результате Ивановская область получает новое оборудование одной из первых.
Второй показатель – это организация государственного учета избирателей. ЦИК отслеживает то, как сильно изменяется численность избирателей в день голосования, по сравнению с предварительными данными. Дело в том, что одна из главных претензий, которую предъявляют к организаторам выборов, - это якобы манипуляция с численностью избирателей. Так вот, Центризбирком установил, что не должно быть отклонений от предварительно заявленной численности избирателей более чем на 1 процент (1% - это естественная миграция, которая проходит в день голосования и накануне). Мы получили отклонение менее чем 0,1%.
Третий момент – это работа по развитию областного законодательства о выборах и референдумах. ЦИК России следит за протестами и предостережениями, вносимыми прокуратурой. Отмечу, что за 15 лет все предостережения и протесты у нас выносились по сугубо техническим моментам. То есть избирательные права граждан не нарушались.
- Вопрос как к правоведу: какая из моделей выборов, существующих в мире, вам кажется более объективной. И не кажется ли Вам, что наша система все больше приближается к американской – то есть выборы через выборщиков?
- Как правовед я убежден, что не бывает идеальных избирательных систем. Мне в силу приверженности определенным принципам в праве ближе латиноамериканская система. Я считаю, что оптимально -  с точки зрения взаимодействия с участниками избирательного процесса – это модель реализована в Мексике и некоторых других странах Латинской Америки. В чем она состоит? Избирательная власть конституционно закреплена в качестве самостоятельной ветви государственной власти. Этот принцип, в свое время изложенный Морисом Ориу, выдающимся французским теоретиком права (я просто вдохновляюсь его трудами), реализован в Мексике. Там выборы проводит избирательный трибунал. Помимо того, что он выступает организатором проведения выборов, трибунал формирует нормативную базу, осуществляет правоохранительную и правовосстановительную  деятельность. То есть все случаи нарушения избирательного законодательства рассматриваются избирательными трибуналами. Он же обладает административными и судебными функциями. Поэтому избирательный трибунал Мексики может принять, например, решение оштрафовать партию парламентского большинства на 50 миллионов песо в разгар избирательной кампании. С моей точки зрения, это, наверное, почти идеальный вариант. Но говорить о том, что это совершенство я не могу, потому что развитие политической системы в Мексике не такое, как в Российской Федерации. Мы сегодня имеем высокообразованных избирателей, поэтому избирательная система в России должна отвечать реальным потребностям развития политической системы.
Учитывая, что политическая система развивается в направлении укрепления звеньев гражданского общества, каковыми являются партии, то я не вижу опасности в том, что мы придем к американской системе, и в результате этого избиратели утратят всякое влияние на процесс выборов. Такого опасения нет.
- Не кажется ли Вам, что в практике выборов Президента есть сильная манипуляция общественным мнением: мы имеем в виду указание на преемников? Это же воздействие на сознание...
- Этот вопрос мне задавали десятки раз. И каждый раз я спрашиваю: с вами кто-то в кабинке для голосования был? Я отвечаю за организацию процесса с технической точки зрения. То есть создаю условия для того, чтобы гражданин знал: куда идти голосовать, когда придти, получил бюллетень, знал финансовое состояние кандидатов, их биографию. И свободно - без чьего-либо влияния - в кабинке для тайного голосования сделал свой выбор.
В том, что президент называет своего преемника, я никакой катастрофы не вижу, потому что везде в мире власть хочет преемственности. И везде действующий президент говорит, за кого он проголосует. Манипуляции сознанием в этом я не вижу. Если ожидания общества соответствуют тому выбору, который предложил президент, то ничего страшного нет.
Другое дело, когда идет сознательное давление на избирателей. В 1996-м году была газета «Не дай Бог» - красивая, цветная, рассылалась бесплатно. На первой странице были фотографии: красноармейцы расстреливают священников, закапывают тела офицеров. Таким образом втолковывалось: не дай Бог, коммунисты придут. Вот это манипуляция. Чтобы это не повторялось,  законодатель принял очень жесткие ограничения по предвыборной агитации.
В 2003 году законодатель говорит, что в новостных программах должен обеспечиваться принцип равенства при информировании о кандидатах и списках кандидатов. Журналистское сообщество при поддержке Союза журналистов России обращается в Конституционный суд РФ с запросом: соответствует ли такое ограничение Конституции. И появляется - в разгар кампании - знаменитое постановление, в котором записано: «никто не вправе ограничить журналиста в праве распространять информацию». Ведь о чем идет спор, на что обращают внимание коммунисты: они не говорят, что «Единой России» неправомерно предоставили время, они говорят – в новостных программах преимущество отдается определенной партии. Но это не манипуляция общественным сознанием, это информационная политика конкретных средств массовой информации.
- Но и у нас в области есть случаи, когда кандидаты в период кампании активно участвуют в публичных мероприятиях, в том числе вместе с губернатором ...
- На выборах в Кохме мы имели жалобу, что А. Мельников участвовал в мероприятии вместе с губернатором. Но есть почти уже десятилетней давности определение Конституционного суда по запросу одного из проигравших кандидатов из Ставропольского края. Конституционный суд определил, что любой кандидат, находящийся на государственной или муниципальной службе, обязан уходить в отпуск, но ни одному кандидату нельзя запретить участвовать в мероприятиях, которые не имеют агитационной цели. И в силу этого федеральный законодатель сформулировал нормы законов таким образом, что участие в мероприятиях, не имеющих агитационной цели (что это такое, Конституционный суд разъясняет: «звучат призывы, создаются условия, побуждающие голосовать за кандидата) не является нарушением.
Да, члены партии во власти используют такую законную возможность, и партия парламентского большинства использует. Любой другой политической партии можно дать только одну рекомендацию: побеждайте на выборах.
- Возвращаясь к выборам в муниципалитетах. Сейчас, как Вы уже сказали, предлагается несколько вариантов системы муниципальных выборов.  У вас есть симпатии к какому-то варианту?
- Конечно, есть. Я - член президиума политсовета регионального отделения «Единой России», какие у меня могут быть симпатии? Те. Которые уже стали официальными партийными рекомендациями. Мы заинтересованы в том, чтобы после выборов была нормальная конструктивная работа. Например, в Заволжском районе, который я хорошо знаю, есть депутаты, избранные по одномандатным округам. Они представляют небольшие поселения, им нужны деньги на решение многочисленных проблем, а денег не хватает. Депутаты, которые представляют административный центр района, между собой договариваются и при принятии финансовых решений естественно лоббируют интересы города Заволжска. А это комплексному развитию территории не способствует. Можно эту систему разрушить? Если не изменить систему выборов, фактически нельзя.
В Ивановской городской думе сложилась, я считаю, неправильная ситуация: депутат получает определенную сумму на реализацию наказов в своем округе. К чему мы приходим? Мы приходим к тому, что Иван Петрович в течение пяти лет тратит полтора миллиона в своем округе, то есть фактически получает преференцию на следующий срок. И получает ее за счет налогоплательщиков. Если бы он из собственного кармана тратил – ради Бога. Когда появится партийная составляющая, этого уже не будет.
- Какие самые серьезные нарушения в ходе выборов в Ивановской области Вы помните?
- Серьезных нарушений, которые повлекли бы оспаривание результатов выборов, не было. Прецедентным был случай при проведении дополнительных выборов в Законодательное собрание в 2002 году, когда в одном из округов избирателям, предъявившим советские паспорта, отказали в получении бюллетеней. Была очень длительная судебная тяжба. Кандидаты, проигравшие на выборах, оспаривали итоги голосования. Суд отказал в удовлетворении требований заявителей: да, факты нарушения имели место, но с учетом количества избирателей, которым отказано, и тех, кто голосовал – на результат они не повлияли. Верховный Суд тогда указал, что государство не может ограничить человека в правах, если он предъявил паспорт не того образца.
- Вы лично хотели бы жить в Иванове или в Иваново-Вознесенске?
- Как человек, хочу жить в  Иваново-Вознесенске. Хочу, чтобы моя дочь жила в Иваново-Вознесенске. По одной простой причине: моя бабушка была глубоко верующим человеком, и она рассказывала о том, как в свое время из глухой деревни они пешком ходили в Иваново-Вознесенск в монастырь. Она всегда говорила об этом с большой теплотой. Я считаю, что возвратиться к корням лучше, чем привнести что-то новое, не имеющее исторической основы.
- Как сделать так, чтобы не расколоть население, какие необходимы процедуры?
- Могу лишь сказать, что референдума не будет. Действующее законодательство не предусматривает референдума: переименование географических объектов осуществляется федеральным законом. Решать это будут наши представители – городская и областная думы, Государственная дума и Президент, который вправе подписать или не подписать закон. Но процедура переименования предусматривает обязательное изучение общественного мнения государственными органами. В какой форме это будет, – определяют сами государственные органы. Так что жители областного центра, конечно, смогут выразить свое отношение к обсуждаемой инициативе.
- Если говорить о возвращении к прошлому  – нужны ли вообще выборы? Может вернуться к довыборным временам?
- Мир в своем развитии не нашел других способов легитимации власти, кроме выборов. Только в этом случае властитель может говорить от имени народа. Другого механизма никто не придумал. Так что безработица сотрудникам избиркомов не грозит.


Возврат к списку