ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КОМИССИЯ ИВАНОВСКОЙ ОБЛАСТИ  

Вера ВинокуроваВера Винокурова: «Избирком делает все, что от него требует закон.»

Чем ближе дата выборов в Государственную думу, тем больше вопросов возникает относительно особенностей нынешней предвыборной кампании. Развеять возможные сомнения электората и прогрессивно настроенной общественности по поводу различных предвыборных нюансов мы попросили заместителя председателя избирательной комиссии Ивановской области Веру Винокурову.

— Вера Григорьевна, как бы вы охарактеризовали предвыборную ситуацию в регионе?
— Если говорить об общей обстановке, то, на мой взгляд, предвыборная кампания проходит очень ровно. Сужу я об этом в первую очередь по фактическому отсутствию жалоб. Так что у нас пока не было поводов кого-либо наказывать. Остается констатировать, что все участники предвыборного процесса, все стороны – и партии, и СМИ – в общем-то, молодцы, работают в рамках правового поля. Те же немногие замечания, которые появляются, имеют незначительный характер. В этих случаях достаточно ограничиться разъяснениями законодательства. По сути, на рабочих группах у нас было рассмотрено лишь два таких вопроса. Они касаются публикаций в «Рабочем крае» и «Ивановской газете» по пресс-конференции, проведенной управляющим делами ЦК КПРФ Алексеем Пономаревым в местном отделении Интерфакса. Однако при их рассмотрении мы все же пришли к выводу, что данные материалы носят чисто информационный, а не агитационный характер.

— Кто подавал жалобу?
— Мы самостоятельно проводим мониторинг СМИ, наш сотрудник вычитывает статьи, просматривает материалы… В данном случае жалобы возникли по результатам этой работы.

— Проявляют ли активность в выявлении нарушений у конкурентов сами участники предвыборной борьбы? 
—  Судя по отсутствию жалоб с их стороны, нет. Закон в принципе не предписывает избиркому инициировать подобные жалобы. Но получается, что мы берем на себя эту функцию. Ведь мы все — граждане со своей гражданской позицией и сознанием некоего долга и в любом случае должны как-то реагировать на возможное появление нарушений в предвыборной агитации.

— Между тем на ивановских улицах можно было видеть баннеры с изображением регионального лидера списка «Единой России» с абстрактным лозунгом, к «ЕдРу» вроде бы и не относящимся. Как должен действовать избирком в подобных случаях?
— Решение о том, являются ли такие плакаты информированием или агитацией и как следует отреагировать на данный факт – разъяснением, замечанием или более жесткими мерами, – должно приниматься членами избиркома на заседаниях рабочей группы.
Кстати, замечу, что подобные случаи уже выявляются нами. Так, на двух остановках общественного транспорта в областном центре были расклеены большие плакаты с названием и символикой КПРФ. Решение по ним рабочей группой избиркома еще не принималось. Впрочем, один из плакатов сняли фактически еще в процессе фотографирования.

— Насколько бесконфликтно, на ваш взгляд, проходило выдвижение кандидатов от партий?
— Вы знаете, на личностном уровне конфликты, вероятно, бывают всегда. По закону партийные списки формируются на партийных съездах по предложению региональных партийных конференций. Я понимаю, что не все желающие смогли в них войти. И возможно, не все члены партий согласны с тем списком, который в итоге получился.

— Но это конфликты, которые, возможно, существуют на внутрипартийном уровне. В то же время можно вспомнить, что во время выборов в Государственную думу в 2003 году Татьяне Яковлевой и Валентине Крутовой пришлось добиваться регистрации в качестве кандидатов через областной суд…
— Что касается Крутовой, то тогда ее просто сняли с дистанции. И сейчас такая возможность существует для всех кандидатов. Если Центральная избирательная комиссия выявит какие-то достаточно веские нарушения, то это может произойти с любым членом партийного списка — этот меч будет висеть над ними на протяжении всей предвыборной гонки. Более того, совершенно необязательно, что партийные списки останутся до выборов в их нынешнем виде. В каких-то случаях кандидаты покидают их по собственной инициативе. Здесь достаточно привести в качестве примера выход Виктора Слезина из «Справедливой России». С другой стороны, Центризбирком проводит проверки данных по кандидатам, и по ряду регионов уже есть случаи, когда тот или иной кандидат не прошел регистрацию.

— Списков от Ивановской области это не коснулось?
— На сегодняшний день этого не произошло. Но следует понимать, что возможные нарушения различаются по степени серьезности. В одних случаях кандидат может быть снят с выборов, в других – информация о неправильно указанных кандидатом сведениях  будет доведена до избирателей, и избиратель уже сам будет делать выводы и выбор.

— Можно ли уже сейчас говорить о том, кто из кандидатов, занимающих первые места в партийных списках, является наиболее обеспеченным, а кто самым бедным? 
— Не только можно, но и нужно. Нас закон обязывает информировать об этом. Это касается и информации по формированию избирательных фондов и счетов. Система «клиент-банк» позволяет нам отслеживать, кто и какие средства перевел на избирательные счета кандидатов, куда эти деньги потом ушли.

— Так у кого же из кандидатов всех больше недвижимости, машин и денег в банке?
— Что касается личных доходов кандидатов в депутаты, то в отличие от местных выборов, когда сбором и анализом этой информации занимается региональный избирком, теперь собирает непосредственно ЦИК. Нам остается ждать, когда Центризбирком, проанализировав эту информацию, направит ее в регион.

— Как скоро это должно произойти?
— Естественно, сведения о личных доходах кандидатов должны поступить до дня выборов. Не исключено, что это произойдет уже перед самыми выборами, и мы едва-едва  успеем довести эту информацию до избирательных участков. Но в любом случае избиратель, придя на участок, сможет ознакомиться со всем объемом сведений, касающихся того или иного кандидата. Как того требует закон.

— Однако в течение всего этого времени избиратели будут оставаться в неведении относительно уровня жизни кандидатов. Согласитесь, что подобные сведения для значительной части российского электората оказываются немаловажными при совершении выбора.
— Независимо от нашего мнения, в данном вопросе все находится в компетенции ЦИК. Скорее, тут следует смотреть «Российскую газету», где ЦИК публикует подобную информацию.

—  Кстати, у избирателей могут возникать и другие «профанные» вопросы: например, почему губернатор и мэр, а также президент России, входящие в партийные списки, не уходят в отпуск на предвыборный период?
— Данное требование закона не касается выборных должностей. И хотя губернаторы теперь уже не избираются, по ним в законе о выборах также имеется соответствующая ссылка. Прочие же чиновники действительно обязаны уйти в отпуск.

— Есть ли какие-то новшества в работе участковых избирательных комиссий на этих выборах?
— Да, теперь участковым комиссиям предстоит двойная работа: мы будем приглашать избирателей на участки дважды. В первый раз в середине месяца избирателей пригласят проверить себя в списке. А уже второе приглашение будет касаться непосредственно прихода граждан на участки для голосования. Комиссиям это добавит трудностей.

— Связана ли такая мера с тем, чтобы как можно большее число избирателей пришло голосовать? Ведь низкий уровень явки на избирательные участки в последнее время стал своего рода правилом для региона и, помнится, в ряде случаев приводил к тому, что выборы просто не состоялись.
—  Теперь порога явки нет, и выборы состоятся в любом случае. Формально мы свою миссию выполним, и к нам претензий быть не может. Избирком делает все, что от него требуется законом. Действительно,  конфигурация выборов изменилась кардинально. И к этим условиям придется привыкнуть и избиркому, и штабам партий, и электорату.
 
— Для партий, участвующих в выборах, от уровня явки зависит очень многое. Получается, что «привод» как можно большего числа избирателей на участки в день выборов  — это всецело их забота?
— Очевидно, что партии будут максимально агитировать за участие в голосовании. И по большому счету, в требованиях закона к избиркому такой задачи нет. Наша задача – организация  выборов: создание участковых избирательных комиссий, изготовление избирательных бюллетеней, приглашение избирателей, разъяснение законодательства, информирование о выборах и кандидатах, о правилах голосования и тому подобном. Тем не менее мы используем и будем использовать все доступные нам способы, чтобы подвигнуть граждан прийти на участки. Скажем, на радио и ТВ проходят передачи, где мы разъясняем различные особенности выборного законодательства. Мне также понравилась идея мероприятий, связанных с  днем молодого избирателя, празднующегося 2 ноября. Соответственно, для школьников мы устраиваем дни открытых дверей. Они приходят сюда, в избирком, мы им показываем, как работает система ГАСА, все объясняем. Им это очень интересно.

— В то же время в сентябре председатель облизбиркома Виктор Смирнов заявил, что почти 80% процентов жителей Ивановской области, проживающих в селах, не имеют понятия о голосовании по партийным спискам…
— Я бы сказала, что не только селян. Судя по вопросам, которые задаются на горячей линии, голосование по списку для многих избирателей остается не вполне понятным. И я специально несколько выступлений на радио посвящу этому вопросу. Возьму макет избирательного бюллетеня и буду объяснять, где федеральная часть списка, где регион. Зачастую избиратели, особенно люди пожилого возраста, никак не поймут, а где же, например, все 600 человек списка «Единой России»? Приходится объяснять, что в избирательный бюллетень все они не войдут, поэтому там стоят фамилии лишь первых троек. Однако на каждом избирательном участке будут полные списки, и все, кто хочет с ними ознакомиться, сможет это сделать.

— Однако эти пожилые люди как раз и являются наиболее активной частью электората. Можно ли при таком уровне понимания говорить о том, что их голосование будет вполне адекватным, а выбор осознанным? У вас ведь остался всего месяц на разъяснения…
 — Конечно, подобное осознание приходит к избирателю постепенно, но и мы занимаемся этим уже далеко не один месяц. Фактически мы пользуемся каждой возможностью, чтобы  лишний раз гражданам все разъяснить.

— Существуют ли какие-то прогнозы по поводу процента явки?
 — Думаю, такие предположения сейчас делать довольно трудно.

— Кстати, исчезновение порога явки и графы «против всех» многие эксперты связывают с ограничением возможности для граждан произвести свободное волеизъявление. Насколько это мнение, на ваш взгляд, оправдано?
— Да, кто-то связывает, а кто-то и нет. Следует помнить, что нигде на Западе такой графы давно нет. И лично я, работая профессионально в избиркоме с 1993 года, внутренне чувствовала, что эта графа – «против всех» — не нужна. И ее исчезновение свободы волеизъявления не сужает. Хотя, конечно, это моя личная точка зрения. Ведь когда избиратель голосовал «против всех», то он, по сути, голосовал не против кандидатов, а, что называется, против жизни такой. Опять же возвращаясь к звонкам с горячей линии, могу сказать, что масса из них посвящена отнюдь не выборам, а проблемам ЖКХ – текущим крышам, раскопанным трубам. И часто люди так формулируют свою позицию: вот не закопали у нас во дворе трубу, так мы всем домом не пойдем голосовать. Но ведь трубу раскопали совсем не те люди, чьи фамилии стоят в списках. Наверное, есть соответствующие органы власти, которые занимаются конкретными коммунальными вопросами. И вряд ли следует переносить свои будничные невзгоды на выборный процесс.  Напротив, граждане должны понимать, что от их выбора зависит – насколько будут лоббироваться их интересы в дальнейшем. В любом случае, не думаю, что возможны случаи массовой неявки избирателей. В конце концов, власть и сама понимает свою ответственность в этом вопросе и, судя по всему, делает должные выводы. Смотрите: поднялись цены на продукты —  федеральное правительство принимает свои меры, региональное руководство заключило соглашение с торговыми сетями. Дороги ремонтируются, промышленность начинает работать, деньги выделяются из федерального бюджета. И если в 2003 году заявления избирателей о таком «протестном» голосовании были особенно слышны, то думаю, что государство уже сделало из этого соответствующие выводы. 

— Последний вопрос: Государственная дума приняла в первом чтении новый закон о референдумах, предполагающий, в частности, что на референдум не могут выноситься вопросы, касающиеся административного управления. Однако у нас фактически все проблемы так или иначе связаны с административной сферой. Следовательно, граждан законодательно ограничивают и в этом вопросе.
— Я бы пока не делала каких-то комментариев по поводу этого закона. Закон совершенно новый, и в нем, помимо названного, есть еще целый ряд сложных моментов. Трудно сказать, какие из них останутся к тому моменту, когда закон будет приниматься окончательно. Могу лишь сказать, региональный избирком имеет право вносить свои предложения по законопроекту, что и было нами сделано. Относительно же перспектив, которые принятие этого закона будет иметь для граждан… Что ж, как мы видим, законодатель иной раз может вводить различные ограничений по тем или иным соображениям. Но к компетенции избиркома соображения законотворцев уже отношения не имеют.

 

 

Беседовал Роман Фонинский. Опубликовано в газете «Профессионал» № 41(163) от 2 ноября 2007


Возврат к списку